Проект правовой помощи трансгендерным людям

Добрый день! В данной статье идёт разговор про Проект правовой помощи трансгендерным людям. Если по ходу у Вас назрел вопрос, спрашивайте, постараемся помочь! Надеемся, что информация Вам пригодится

Новости

© 2021 Проект правовой помощи трансгендерным людям

Использование материалов разрешается с указанием ссылки на ресурс.

Website made by: Klimova Oksana

О нас

Проект правовой помощи трансгендерным людям (Transgender Legal Defense Project) – правозащитный некоммерческий проект, который разрабатывался в 2011-12 годах и был запущен осенью 2021 года.

Цель проекта – помочь трансгендерным людям в смене документов и решении сопутствующих юридических вопросов, а также способствовать внедрению гуманной, предсказуемой и простой процедуры признания гендерной идентичности в России.

Мы оказываем бесплатную правовую помощь в смене документов (фамилии, имени, отчества, указания на пол, фотографии – в любых комбинациях) трансгендерным людям из любых регионов России.
Мы помогаем со сменой свидетельств о рождении, паспортов, документов об образовании, трудовых книжек, документов о праве собственности, о воинской обязанности и т.д.

Кроме того мы оказываем консультации по семейным правам трансгендерных людей, по вопросам сохранения тайны частной жизни, а также по вопросам дискриминации транс-людей в России.

Помощь, которую мы оказываем – устные и письменные консультации, составление различных правовых документов (в том числе заявлений в суд). Также, после обсуждения перспектив дела и в зависимости от наличия юристов в конкретном регионе, мы готовы очно представлять интересы заявителей в судах, ЗАГСах и иных организациях.

Мы выпускаем информационные материалы о правах трансгендерных людей
Нами было подготовлено четыре информационных буклета по следующим темам: смена гражданского пола (на настоящий момент информация устарела), смена ФИО, внесение изменений в остальные документы (после замены свидетельства о рождении), семейные права трансгендерных людей.

В начале 2021 года нами был создан новый раздел сайта, содержащий актуальную информацию о новом порядке смены документов.

Мы также организуем просветительские мероприятия – тренинги, семинары, вебинары по вопросам смены документов, – как для юристов и адвокатов, так и для представителей трансгендерного сообщества и их близких.

С 2021 года мы также проводим мониторинг нарушений прав трансгендерных людей в России. В рамках мониторинга мы изучаем взаимодействие трансгендерных людей и российского общества, а также проблемы, с которыми транс-люди сталкиваются в нашей стране, чтобы эффективнее искать возможные пути решения этих проблем.

С результатами работы нашего проекта вы можете подробнее ознакомиться по ССЫЛКЕ.

Команда нашего проекта – это профессиональные юристы из нескольких российских регионов, а также паралигалы – трансгендерные активистки и активисты, которые обладают начальными юридическими знаниями. Все юристы и паралигалы имеют опыт работы с трансгендерными людьми по вопросам смены документов и прошли соответствующие тренинги.

Кроме того, у нас есть контакты с юристами в других странах, поэтому если Вам нужна правовая помощь в связи со сменой документов, но Вы не имеете российского гражданства – напишите нам, и мы постараемся связать Вас со специалистом из Вашей страны.

ЕСПЧ рассмотрит жалобу россиянки на запрет видеться с детьми

Россия покажет Европе права трансгендеров

Как стало известно “Ъ”, ЕСПЧ впервые в своей практике принял к рассмотрению дело о родительских правах трансгендерного человека. Жалобу подала гражданка России, которая ранее по документам имела мужской пол и состояла в браке, в котором родились двое детей. После развода заявительница совершила трансгендерный переход: сделала операцию по изменению пола и стала по документам женщиной. Однако бывшая жена запретила ей контактировать с детьми, посчитав, что информация об этом нанесет вред их психологическому развитию. Российский суд поддержал эту позицию и ограничил заявительницу в родительских правах. При этом российский эксперт-психиатр заявил “Ъ”, что такое решение «нельзя признать научно аргументированным». Постановление ЕСПЧ по ситуации в России станет прецедентом для всех стран Совета Европы.

Жалоба в ЕСПЧ была подана 4 сентября 2021 года и принята к рассмотрению уже в конце ноября, рассказала “Ъ” юрист Проекта правовой помощи трансгендерным людям Татьяна Глушкова. Жалоба подана гражданкой России А. М. от своего имени и от имени двоих ее несовершеннолетних детей (ЕСПЧ не раскрывает имен участников дела, в документах указаны только инициалы).

Заявительница родилась в 2021 году «генетически и фенотипически» мужчиной. В 2021 году А. М., чей пол на тот момент был зарегистрирован как мужской, женился на россиянке, указанной как Н. В 2021 году у них родился сын, в 2021 году — дочь. В 2021 году родители расстались, после этого А. М. совершила трансгендерный переход и по документам стала женщиной.

В 2021 году Н. обратилась в суд с требованием ограничить родительские права А. М.— в частности, запретить ей видеться с детьми. Согласно документам, Н. считала, что информация о трансгендерном переходе отца может «нанести непоправимый вред психическому здоровью и нравственности детей», а также спровоцировать издевательства в школе. Также Н. сослалась на закон о запрете так называемой гей-пропаганды.

В 2021 году Люблинский районный суд Москвы назначил судебно-психиатрическую, сексологическую и психологическую экспертизу А. М. и обоих детей. Экспертизу проводили специалисты института Сербского, которым суд направил вопросы. «Экспертиза была проведена безобразно,— рассказала “Ъ” сама А. М.— Два дня подряд меня мурыжили типовыми тестами и пространными интервью. Причем даже не затронули несколько тем, важных для суда. В частности, не спросили, как требовалось, о моем «воспитательном стиле» — в итоговом документе на этот вопрос суда просто не было ответа».

Экспертиза пришла в суд в марте 2021 года. В документе эксперты института Сербского заявили, что не знакомы с российскими научными исследованиями о воспитании детей в семьях, где один из родителей совершил трансгендерный переход. Но при этом подчеркнули, что не доверяют зарубежным исследованиями, где говорится, что такая информация не вредит детям. В итоге они пришли к выводу, что раскрытие ситуации трансгендерного перехода А. М. окажет негативное влияние на ее детей.

Ознакомившись с экспертизой, адвокат А. М. попросил суд дать время для подготовки рецензии на нее. «Нужно было найти специалиста, компетентного в данной узкой области, а таких в России по пальцам пересчитать,— пояснила А. М.— Требовалось время, чтобы он успел изучить материалы дела и подготовить качественную научную рецензию». На все это Люблинский суд выделил ровно два дня — субботу и воскресенье. Услышав, что рецензия не готова, судья заявил, что времени было достаточно. И на этом же заседании вынес решение об ограничении родительских прав.

При этом суд подчеркнул, что не ставит под сомнение родительские чувства А. М., но считает ее общение с детьми нецелесообразным. В то же время суд добавил, что «по мере взросления детей и изменения уровня их психического развития» вопрос о контактах А. М. с ними может быть пересмотрен.

Женщина подала апелляцию, которую через три месяца рассмотрел Мосгорсуд. К этому времени была готова рецензия на экспертизу от психиатра, завкафедрой медицинской психологии Казанского государственного медицинского университета Владимира Менделевича. «Я указал суду, что эксперты института Сербского не использовали в своей работе вообще никаких научных данных»,— рассказал “Ъ” господин Менделевич. Он уточнил, что во всей экспертизе есть ссылка только на одну научную работу 2021 года за авторством американского ученого Марка Регнеруса, причем в ней речь идет даже не о трансгендерных людях. В исследовании Регнеруса утверждается, что дети, чьи родители имели опыт однополых отношений, вырастают менее успешными. «Но эксперты умалчивают, что эта публикация вызвала в научном мире острую дискуссию. Многие известные ученые не согласны с методологией исследования Регнеруса и считают его выводы не аргументированными»,— сказал “Ъ” Владимир Менделевич. Он приложил в рецензии «ссылки на качественные исследования». «Нет никаких научных оснований утверждать, что воспитание родителем-трансегндером может привести к изменению половой идентификации и сексуальной ориентации детей»,— заявил российский психиатр. В его рецензии сообщалось, что выводы авторов экспертизы «носят беспредметный ненаучный характер», а само заключение «нельзя признать научно аргументированным». Однако Мосгорсуд отказался приобщить эту рецензию и отклонил апелляцию, аналогично поступил и Верховный суд. После этого женщина обратились в ЕСПЧ.

«С юридической точки зрения, решение российского суда основывалось на экспертизе, которая была проведена откровенно тенденциозно,— заявила “Ъ” Татьяна Глушкова.— Недопустимо лишать человека возможности общаться с собственными детьми только на основании гендерной идентичности. Это является дискриминацией и вредит в первую очередь самим детям, которые лишаются возможности контактировать с одним из родителей, его воспитания, любви, эмоционального контакта с ним». Она добавила, что дети рано или поздно узнают, что же в действительности произошло в их семье, и им в любом случае придется как-то воспринять эту информацию: «Но как бы они ни восприняли ее, став взрослыми или относительно взрослыми, изменить тот факт, что в их детстве один из родителей отсутствовал, будет уже нельзя». Она уточняет, что ЕСПЧ ранее не рассматривал дел с подобными обстоятельствами — а значит, решение станет прецедентом для всех европейских стран. Юрист надеется, что решение будет вынесено в течение года, «так как все понимают, что вопросы воссоединения детей и родителей необходимо решать как можно скорее».

«Вообще проблема «как рассказать детям» искусственно преувеличена. На самом деле это не так уж сложно,— считает А. М.— Ну, например, почему бы не сказать: «Знаешь, такое редко, но случается, родился мальчик с душой девочки. Ему было плохо, и когда появилась возможность, он пошел к докторам, и они помогли ему превратиться в девочку». Или: «Разве не все равно, как я выгляжу, ведь главное, что я вас очень-очень люблю». Уверена, мы быстро найдем общий язык, поймем друг друга и снова сможем быть вместе».

«Разумеется, детям следовало бы объяснить еще и правила безопасности в обществе: рассказать о том, что можно говорить, а о чем лучше не стоит», — добавила она. «Конечно, поначалу вся эта информация шокировала бы детей. Но разве любящие родители не смогли бы с этим справиться? Вред от разрушения семьи, от лишения детей и меня возможности общаться друг с другом представляется мне гораздо более страшным»,— сказала она. А. М. добавила, что не знает, как сейчас детям объясняют ее отсутствие, но обратила внимание, что во время беседы со специалистами института Сербского ее сын произнес фразу: «Папа нас бросил».

«Это дело в очередной раз обнажает острую проблему непросвещенности в нашем обществе и ее повсеместное влияние на выводы и рекомендации, формулируемые специалистами в разных областях — будь то медики или юристы»,— прокомментировала ситуацию партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Екатерина Тягай. Она подчеркивает, что эксперты, к которым прислушался российский суд, сами признаются, что не знакомы с современными научными исследованиями по теме экспертизы. «Из этого, видимо, должен следовать вывод о том, что проще, а значит, лучше — ограничить родителя в его правах и лишить детей общения с одним из родителей, чем выстроить грамотную и корректную поддержку при таком общении»,— возмущена госпожа Тягай.

Также юрист указывает, что статья Семейного Кодекса об ограничении родительских прав требует отбирать ребенка у родителя лишь в тех случаях, когда оставление ребенка с ним опасно, «а в рассматриваемом случае заявительница с детьми не проживает и такие обстоятельства фактически отсутствуют».

У юриста вызывает недоумение и формулировка суда о том, что «по мере взросления детей и изменения уровня их психического развития» вопрос о контактах с А. М. «может быть пересмотрен». С юридической точки зрения понятия «взросление» и «изменение уровня психического развития» являются очень абстрактными, а значит, непонятно, в какой момент подавать прошение о «пересмотре вопроса». Кроме того, юрист указывает, что ограничение родительских прав — лишь первая ступень. В законе четко указано: если ограниченный в правах родитель не изменит своего опасного для ребенка поведения, то через шесть месяцев органы опеки обязаны предъявить иск о лишении родительских прав.

«Если говорить простыми словами, суд решил: детям опасно знать, что в жизни бывает такая ситуация, с которой столкнулся один из их родителей, и поэтому целесообразно изолировать их и от родителя, и от информации,— говорит Екатерина Тягай.— Чисто юридические условия, основания и последствия ограничения родителя в его правах будто бы не учитываются».

Александр Черных

© 2021 Wonderzine. Интернет-сайт для девушек о стиле, красоте и развлечениях. Использование материалов Wonderzine разрешено только с предварительного согласия правообладателей. Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам. Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет

Мы используем cookie, чтобы собирать статистику и делать контент более интересным. Также cookie используются для отображения более релевантной рекламы. Вы можете прочитать подробнее о cookie-файлах и изменить настройки вашего браузера.

  • Facebook
  • Vk.com
  • Twitter
  • Instagram
  • Telegram
  • OK
  • RSS

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: